ru
Отправить новость
Отправить новость
[contact-form-7 id="398" title="Отправить новость"]

Итоги Международной инструкторской школы Кёкусин-кан в Японии

30/03/2012 207

10-12 февраля в Японии прошла очередная Международная инструкторская школа Кёкусин-кан.
Впервые Школа проходила не в печально известной ныне префектуре Фукусима, а в префектуре Тотиги, что находится примерно в двух часах езды от Токио. Перенос Школы был связан с тем, что дворец спорта в уезде Исикава – традиционном месте проведения Школы в Фукусиме – сильно пострадал во время прошлогоднего землетрясения и до сих пор не восстановлен.
Всего в Школе участвовало около 120 инструкторов из 10 стран мира: Японии, Кореи, ЮАР, Замбии, США, Индонезии, Непала, Армении, Болгарии и России. Нашу страну в этом году представляли сэнсэи Наталья Демченко, Виктор Проценко и Андриян Алексеев.
Собственно занятия Школы проходили в Северном дворце спорта префектуры Тотиги, шикарном, по моим представлениям сооружении, лишенном всякой вычурности, но располагающим всеми необходимыми для тренировок условиями: удобными раздевалками, туалетами, душевыми, просторными светлыми залами с шикарнейшими полами, которые в нашей стране, к сожалению, до сих пор делать не научились. «Лагерь» участников находился в одной из крупных гостиниц, построенной на источнике горячей минеральной воды (онсэн), располагающейся примерно в получасе езды на автобусе. На фоне дворца спорта гостиница оставила бледное впечатление – старая, грязноватая, жутко холодная. Недостатки скрадывала обширная купель с горячей водой, позволяющая и согреться, и восстановить силы после занятий.
Программу Школы трудно назвать чересчур насыщенной или напряженной по нагрузкам. В первый день занятия начались в 14.00 и продолжались до 17.00, причем последний час был отдан судейскому семинару по кумитэ. Во второй – основной день Школы – занятия начались в 9.30, а завершились в 17.00. При этом программа предусматривала часовой перерыв на обед, несколько пятиминутных перерывов на отдых, воду и туалет, а последний час был отдан судейству соревнований по ката. Наконец, в последний, третий день занятия начались в 9.30 и завершились в 12.00, после чего состоялся экзамен на мастерские степени.
Программы наших общероссийских летних школ, в сравнении с инструкторской школой в Тотиги, гораздо плотнее. Но лично я не уверен, что это следует считать достоинством российских школ, хотя, вероятно, здесь могут быть разные точки зрения. Дело в том, что японская программа отводит гораздо больше времени на самоподготовку, которая совершенно необходима при подготовке к экзамену. Не случайно в первый же вечер на общем ужине организаторы Школы проинформировали участников, что у них есть возможность тренироваться прямо в огромном холле гостиницы перед ресепшн.
Это «приглашение», сопровождавшееся традиционно шутливым комментарием кантё, что руководители Кёкусин-кан будут внимательно следить за тем, кто будет тренироваться, а кто уйдет «дрыхнуть», многие приняли всерьез. И после ужина, примерно с 20.00 до 24.00, до полусотни участников школы постоянно упражнялись в холле. Зрелище было весьма внушительное и пестрое: каждый работал в меру знаний и умений, но с отдачей. Кто-то «точил» экзаменационные ката, кто-то «гонял» кумибо, кто-то выполнял упражнения дополнительной программы, например, с короткой палкой дзё и т.д. Особое внимание привлекла группа японских инструкторов, которая тренировала неведомый нам довольно длинный парный комплекс, представляющий собой расшифровку ката Сайфа. Находившийся тут же сихан Окадзаки непрерывно перемещался от группы к группе и всюду давал ценные советы, сам вставал в пару и пугал бешенной мощью и скоростью своих атак. В общем, каждый имел возможность, обратившись за помощью к коллегам и сихану, заполнить лакуну в своей подготовке, уточнить детали и лучше подготовиться к экзамену.
Конечно, представить себе подобные тренировки в холле какой-нибудь гостиницы у нас, практически нереально. Но вот распланировать программу школы так, чтобы оставить больше времени на самоподготовку и при этом не «загонять» участников на плановых занятиях, кажется, возможно вполне.
Может быть, есть смысл присмотреться к японскому опыту. Ведь если речь идет об обучении, работа головы может быть важнее работы тела, и здесь больше подойдет неспешный темп без больших физических нагрузок, при которых голова забита не столько мыслями о нюансах техники, сколько одним страстным желанием дожить до перерыва. Наверное, стоит поглубже осмыслить разницу между сборами УЧЕБНЫМИ и ТРЕНИРОВОЧНЫМИ.
На занятиях основное внимание было уделено повторению пройденного технического материала. Вновь повторялись элементы базовой техники на месте и в перемещениях, ката Пинъан и базовые бункай кумитэ к ним, ката с бо – Осиро-но кон,  Сюси-но кон и Рюби-но кон, а также Осиро-но кон кумибо. Отдельное занятие было посвящено технике боя с ударами руками по голове и, в частности, тренировке с лапами. Еще одно занятие – посвященное упражнения И-цюань – провел особый наставник Кёкусин-кан Сунь Ли, но на его уроке мне побывать не довелось, так как в это же время сихан Окадзаки организовал специальное занятие для иностранных инструкторов старших данов (от третьего и выше), на котором «пробежался» по высшим ката с оружием и без, которые предстояло сдавать претендентам на новые мастерские степени.
Итог Школе подвел экзамен на мастерские степени, который в этот раз был организован только для неяпонских инструкторов. Причины такого особого отношения к иностранцам руководители Кёкусин-кан объясняли по-разному. Сихан Окадзаки, выступая непосредственно на Школе, сказал о том, что руководство Кёкусин-кан решило, что японские инструктора в этом году сдавать экзамен не будут, чтобы сдавать экзамен в следующем, 2013 году, когда Кёкусин-кан будет отмечать свой десятилетний юбилей. Однако еще ранее был получено информационное письмо специально для японских инструкторов, в котором говорилось, что они будут иметь возможность сдать экзамен на новые даны в марте.
Боюсь, что за всем этим стоит невысокая оценка уровня технического мастерства большинства иностранных инструкторов и нежелание ставить в один строй японцев и иностранцев, поскольку они не могут сдавать экзамены по одним и тем же критериям. Объективно до сих пор реальный уровень технической подготовленности большинства иностранцев не дотягивает до степеней дан, которые они носят, если оценивать их подготовленность по тем жестким критериям, которые предъявляют ведущие мастера школы, такие, как сихан Окадзаки. Достаточно сказать, что в иностранных организациях едва ли возможно отыскать 5-го дана такого же мастерства, как сихан Исидзима, который получил свою пятую полоску всего лишь год назад.
Сказанное в меньшей степени относится к российским участникам Школы. В Тотиги среди иностранцев они были лучшими. Упражнения в кумибо, которые сэнсэй Демченко выполняла в паре с чемпионкой мира и многократной чемпионкой Японии по ката Кобаяси Хитоми показали, что они работают примерно на одном уровне понимания и технической подготовленности.
Тем не менее, мне кажется, есть повод задуматься над ситуацией и приложить еще больше усилий к совершенствованию технического мастерства, чтобы не ходить в людях «второго сорта». Убежден, что знания и данные, необходимые для того, чтобы подтянуть технику, догнать, а лучше перегнать японцев (да простится мне этот лозунг советской эпохи), у нас есть.
Экзамен на степени дан в техническом и физическом отношении не был сложным. Однако психологически для его участников он оказался довольно тяжелым. Это было связано и с постоянной психологической накачкой японских сиханов, которые настойчиво предлагали «получше подготовиться и сдать экзамен в будущем году», и с тем, что экзамен держало всего десять человек, каждый из которых был виден, как на ладони, и с тем, что предложенные кантё упражнения имели мало общего с теми требованиями, которые содержались в разосланной ранее программе.
В десятке претендентов россияне были объективно лучшими. Виктор Проценко и Андриян Алексеев, кажется, благополучно выдержали все испытания. Пишу «кажется», потому что официальные результаты экзамена еще не оглашены, и никто не знает наверняка, что могло понравиться или не понравиться взыскательным японским сэнсэям и их коллегам из Международного комитета (сихан Хэнни Босман, сихан Ким), которые также заседали в экзаменационной комиссии.
Наталья Демченко благополучно выдержала все испытания в составе группы, но,  не разобравшись с партнершей (Кобаяси Хитоми) по ролям, неудачно выполнила комплекс Сюси-но кон кумибо. Тем не менее, ее превосходство в других компонентах экзаменационной программы, а также многократное выполнение Сюси-но кон кумибо накануне, в том числе в паре с самым строгим экзаменатором – сиханом Окадзаки, дает основания рассчитывать на благополучный исход.
Как бы то ни было, результаты пока не оглашены, и нашим коллегам в ожидании их остается только проявлять выдержку, подобающую черным поясам Кёкусина.
Школа – это не только занятия и экзамены. Это еще и уникальная возможность пообщаться с ведущими специалистами, задать важные вопросы, уточнить детали, да и просто поболтать с друзьями о достижениях и проблемах и разных пустяках.
Во время этой школы у меня было несколько интересных разговоров, об одном из которых считаю важным рассказать читателям.
Во время тренировки техники в перемещениях ко мне подошел фукукантё Хиросигэ и принялся сетовать на то, что большинство инструкторов до сих делают ошибки при перемещениях в стойке дзэнкуцу-дати: перед шагом вперед переставляют переднюю стопу, переносят вес на заднюю ногу и т.д. В основе, по словам фукукантё, лежит полное непонимание техники шага и нехватка координации. В начальной фазе заднюю ногу нужно не подтягивать, а переставлять толчком ее стопы. Когда задняя нога будет параллельна с передней, в работу должна включиться передняя нога, которая, толкаясь от пола, должна послать заднюю ногу дальше вперед.
Говоря с фукукантё о технике шага в дзэнкуцу-дати, я не преминул задать ему вопрос: почему в Кёкусине, в отличие от Сётокан и многих других школ, ноги при шаге в дзэнкуцу-дати движутся параллельно друг другу, словно вы идете не лыжах, переставляя ноги по параллельным колеям, а не подносятся к опорной ноге. Прежде я уже не раз задавал этот вопрос самым известным отечественным инструкторам еще советского периода, но каждый раз получал стереотипный ответ, который никак не мог меня удовлетворить: «Это специфика нашей школы». Почему вдруг такая «специфика»? В чем ее рацея? Неужели всё дело только в желании отличаться? Оказалось нет.
«Мало кто в Кёкусине знает ответ, — сказал фукукантё Хиросигэ. – Ведь практически никто не знаком с нашей теорией двух боковых осей, не говоря уже о глубоком осмыслении и физическом прочувствовании этой теории.
Как правило, в основе техники – идея центральной вертикальной оси, лежащей в плоскости, делящей тело по вертикали пополам. Когда человек идет вперед, он при каждом шаге стремится перенести проекцию центра масс своего тела к центру площади опоры – т.е. к центру подошвы опорной стопы. Так легче удерживать равновесие, для этого не требуются дополнительные мышечные усилия. Это привычно каждому человеку, и на этом построен шаг в дзэнкуцу-дати в школе Сётокан. Однако такой шаг имеет и свои негативные стороны, в первую очередь тактические.
Представьте, что вы наносите удар маваси-гэри передней ногой из дзэнкуцу-дати. Если вы не прошли специальную тренировку, то вы будете вынуждены перенести проекцию центра масс своего тела к центру опорной стопы, то есть качнуть тело назад. Но в реальном поединке это слишком долгое действие, раскрывающее, к тому же, ваш замысел противнику, которому будет сравнительно легко защищаться.
Представьте теперь, что после маваси-гэри вы продолжаете свою атаку прямым ударом задней рукой. Если вы перенесли проекцию центра масс тела к центру задней стопы, то теперь вы будете вынуждены совершить обратный перенос проекции центра масс тела к центру передней стопы. Но это, опять-таки, требует слишком много времени.
Чтобы решить эту проблему, требуется специальная физическая и техническая подготовка, позволяющая научиться наносить удары без больших переносов центра масс тела. В результате техника начинает строиться вокруг двух боковых вертикальных осей, проходящих параллельно центральной через тазобедренные суставы. Овладев такой техникой, можно атаковать внезапнее, быстрее, легче соединять движения в комбинации, что исключительно важно в поединке. С учетом именно этого и разработаны кихон и идо гэйко в нашей школе».
Думаю, есть, над чем поразмыслить.

По результатам дан-теста на международной инструкторской школе Кёкусин-кан в префектуре Тотиги (Япония) присвоены:

— Демченко Наталья Сергеевна – 5-й дан;

— Проценко Виктор Владимирович – 3-й дан

— Алексеев Андриян Артурович – 3-й дан.

От всего сердца поздравляем коллег с успешной сдачей экзамена и взятием новой высоты мастерства!

По публикации Алексея Горбылёва.

Федерация Киокусин-кан каратэ-до России

Поделиться:
  • 0
  • Поиск
  • Анонс событий
    7-й чемпионат Европы по киокушин карате (IFK)
    05/11/2020 - 09/11/2020 Стамбул, Турция
    19-й абсолютный чемпионат и Кубок Европы (IKO)
    14/11/2020 - 15/11/2020 Катовице, Польша
    IKO Matsushima Polish Open 2020
    21/11/2020 - 21/11/2020 Василькув, Польша
    1-й Чемпионат Европы SENSHI (KWU)
    02/12/2020 - 06/12/2020 София, Болгария
    3-й чемпионат мира KWF
    01/01/1970 - 31/10/2021 Краков, Польша
  • Карта залов

     

     

  • Видео на канале YouTube
  • Instagram